Обанкротить и захватить: история рейдерского отъема бизнеса в Бишкеке

Мы уже не раз писали о том, что, изучая представленные в суд материалы, напрашивается вывод о «заказном» характере «дела АКИФа».



Источник МК-АЗИЯ


В этом материале мы расскажем о находящихся на стадии досудебного производства уголовных делах. Хотя по понятным причинам, а именно из-за тайны следствия, мы не имеем возможности проанализировать непосредственно материалы дела, тем не менее по имеющимся в нашем распоряжении документам – постановлениям следователя и судебным актам – можно сделать вывод о том, что «дело АКИФа» есть ни что иное, как один большой «заказ», причем с признаками и ложного доноса, и коррупции.


Нередко в рейдерских захватах «помогают» правоохранительные органы


В январе 2019 г. под ногами участников и администрации ОсОО «Фирма «АКИФ»» буквально разверзлась земля. По обвинениям, которые экспертами впоследствии были признаны несостоятельными, был задержан участник общества, финансовый директор Сергей Фищенко, заочно предъявлены обвинение и избрана мера пресечения в виде содержания под стражей генеральному директору и его заместителю, объявлен розыск сыновей участников общества, в собственности которых находилось более половины уставного капитала общества. Фактически, управление компанией было парализовано, оставшиеся менеджеры деморализованы, что создавало благоприятные условия для рейдерского захвата предприятия.


Захват планировалось осуществить через прекращенную годом ранее процедуру банкротства – это наиболее быстрый и эффективный способ отъема бизнеса.


Напомним, что после объявления судом предприятия-должника банкротом Департамент по делам банкротства при Минэкономики КР своим приказом назначает на предприятие специального администратора – фигуру, которой закон передает полномочия и участников, и администрации предприятия. Фактически, спецадминистратор становится на это время единоличным хозяином компании, самостоятельно решающим все трудовые, хозяйственный и фискальные вопросы. Например, он может сразу же после назначения уволить всех сотрудников компании, в лояльности которых он сомневается, и это будет абсолютно законно. Он может сам назначить процедуру аукциона по продаже активов компании или вообще отказаться от такого аукциона, заключив сделку по прямой продаже, если собрание кредиторов не возражает против этого. С момента назначения специального администратора прежние собственники и администрация теряют на предприятии всю свою власть и больше фактически никак не могут повлиять на какие-либо процессы.


В случае АКИФа на роль кредитора претендовал лишь Руслан Кузекеев, который получил право требования по остатку банковского долга в результате двух весьма сомнительных сделок, обе из которых сейчас оспариваются в суде.


В отношении обстоятельств первой из них сейчас ведется досудебное производство по фактам мошенничества и подделки документов. Во второй сделке, которая, как утверждает АКИФ, была мнимой, также ведется проверка по факту неуплаты налогов в особо крупном размере.


Сам Кузекеев говорит на суде, «я переуступку на себя сделал», потом стал добиваться банкротства АКИФа. Но Межрайонный суд Бишкека 2 февраля 2018 г. отказал Кузекееву в удовлетворении его заявления, а Городской суд 3 мая 2018 г. утвердил это решение. Юристы Кузекеева «проспали» срок подачи кассационной жалобы и Верховный суд в июне 2018 г. отказался из-за пропуска срока подачи рассматривать жалобу Кузекеева на решения судов первой и второй инстанции.



По закону о банкротстве по одному долговому обязательству можно обращаться с заявлением только один раз, если суд отказывает, то кредитор имеет право пробовать удовлетворить свои требования в порядке искового производства, что Кузекеев и сделал, обратившись с соответствующим иском в Межрайонный суд в августе 2018 года. АКИФ стал готовиться к защите своих интересов в гражданских судах, но тут, как по волшебству, осенью 2018 года Генеральная прокуратура отменяет все ранее прекращенные уголовные дела по АКИФу, проигнорировав даже судебные акты (!) и передает расследование всех уголовных дел в ныне упраздненный Финпол, старшему следователю Артуру Сабирову.


У Сабирова одна точка зрения: раз Кузекеев не получает от АКИФа выплат, он является потерпевшим, а все, кто в АКИФе причастен к невыплатам Кузекееву – собственники или администрация – мошенники. Результат деятельности Сабирова проявился в январе-марте 2019 года в виде арестов и преследований акифовцев.


gif

Кузекеев в марте 2019 года обратился в Департамент по делам банкротства при Минэкономики КР с просьбой возбудить против АКИФа дело о банкротстве уже от имени Департамента. Таким нехитрым способом Кузекеев попытался обойти упомянутое выше требование закона «одно банкротство по одному долгу». Закон разрешает Департаменту выступать заявителем по делам банкротства, но лишь в тех случаях, когда кредитор не может обратиться в суд самостоятельно – например, вследствие преклонного возраста или тяжелых жизненных обстоятельств. В случае Кузекеева это, очевидно, не имело места, однако Департамент решил все же выполнить просьбу Кузекеева и 20 марта 2019 г. подал соответствующее заявление в Межрайонный суд Бишкека. К чести суда, уже 28 марта суд вернул заявление Департаменту без рассмотрения, указав, что ранее подобное заявление по этому долговому обязательству уже было рассмотрено судом и по нему принято решение, а повторного рассмотрения закон не допускает.


Чтобы обратить внимание на явное злоупотребление служебным положением со стороны руководителей Департамента, которые, будучи прекрасно осведомленными о «деле АКИФа», тем не менее, выполнили явно незаконную просьбу Кузекеева, в Прокуратуру КР обратилась заместитель генерального директора АКИФа Назира Кудайбергенова. Она оказалась единственным человеком из администрации компании, на которого не было обращено внимание со стороны Кузекеева и Сабирова. Похоже, Кузекеев воспринял ее заявление как личное оскорбление и 9 апреля 2019 г. обратился в Финпол (читай – к Сабирову) с заявлением о том, что Кудайбергенова никакого отношения к АКИФу не имеет и ее заявление в прокуратуру является «заведомо ложным».


В чем состояла «заведомая ложность» заявления Кудайбергеновой, Сабиров выяснять не стал, а, взяв под козырек, возбудил уголовное дело № 03-300-2019-000389 по ч.1 ст.233 УК КР (Злоупотребление полномочиями в коммерческой или иной организации). Согласно диспозиции этой статьи, преступлением считается использование лицом своих служебных полномочий в личных целях вопреки интересам организации, при условии, что действиями лица нанесен значительный вред.


Какой вред и кому могло нанести обоснованное заявление в прокуратуру Назиры Кудайбергеновой, остается загадкой. Видимо Сабиров имел от своего бывшего руководства и от бывшего первого замгенпрокурора К.Дарданова полный карт-бланш на любые нарушения закона в интересах Кузекеева.


Новое уголовное дело


Далее события, как говорят, перешли с рыси в галоп. Получив отказ в Межрайонном суде, Кузекеев в апреле 2019 г. подает повторную кассационную жалобу в Верховный суд на решения Межрайонного и городского судов по банкротству АКИФа. Суд принимает это заявление к рассмотрению и назначает заседание. Процесс освещался многими СМИ, в том числе и нашей газетой. Верховный суд 19 апреля 2019 г. отказал Кузекееву в заявлении о восстановлении пропущенного срока кассации и на этом основании возвратил жалобу заявителям. Получив отказы, Кузекеев был вынужден отложить «заход» в АКИФ со стороны закона о банкротстве, до октября 2020 г., когда ликвидация межрайонных судов создаст для него благоприятную ситуацию.


Как следствие этого, Кузекеев с Сабировым усиливают нажим на АКИФ со стороны уголовного производства.



14 июня 2019 г. АКИФу удалось провести внеочередное общее собрание участников, на котором новым руководителем избирается Назира Кудайбергенова. Первоочередной задачей, которую ставят собственники АКИФа перед новым гендиректором, является полное погашение налоговой задолженности, и она с ней блестяще справляется до конца года. Кроме того, на том же собрании собственники ставят точку в вопросе о том, признавать Кузекеева кредитором или нет.


Проанализировав всю имеющуюся совокупность фактов, собственники АКИФа сделали однозначный вывод о том, что Кузекеев является представителем рейдерской группы, нацеленной на захват АКИФа и что любой платеж в его адрес будет означать фактическое признание его кредитором с неизбежным проигрышем по всем гражданским искам.


Своим решением они запретили Кудайбергеновой производить какие-либо выплаты в адрес Кузекеева до тех пор, пока остаются возможности оспаривания прав Кузекеева в законном порядке. Тем более, что 3 июля 2019 г. Октябрьский районный суд признал сделку по уступке права требования к АКИФу в пользу Кузекеева мнимой и, следовательно, недействительной.


Конечно, Кузекеева и Сабирова не устраивало, что АКИФ вместо выплат им выплачивает многомиллионные суммы в бюджет республики. Так на свет появилось из дела № 03-300-2019-000389 дополнительное уголовное дело № 03-300-2019-000627 по обвинению Назиры Кудайбергеновой в том, что она… расхищает вверенное ей имущество! Какое имущество? А вот какое.


По «блестящему озарению» Кузекеева и Сабирова они решили, что вся выручка АКИФа по умолчанию принадлежит Кузекееву, как «кредитору АКИФа». Следовательно, эта выручка становится уже «его имуществом», находящимся в АКИФе на хранении. И раз Кузекееву ничего не перепадает, значит, все «растрачивается» руководством АКИФа, то есть Н. Кудайбергеновой! Логично? Конечно, нет! Это абсолютно незаконно.


Кузекеев являясь одновременно и цессионарием по договору уступки права требования, и залогодержателем недвижимости АКИФа и поручительств собственников АКИФа, вообще даже теоретически не мог быть потерпевшим, поскольку ему действиями со стороны АКИФа никакого ущерба не могло быть нанесено. Действительно, Кузекеев заплатил за актив под названием «права требования к АКИФу». На основании владения этим активом в Горсрегистре он был зарегистрирован в качестве залогодержателя, и АКИФ этому никак не препятствовал. То есть, в распоряжении Кузекеева находится как право требования к АКИФу, так и залоговое обеспечение этого права. Какой тут можно придумать ущерб?


По кривой «логике» Сабирова и Кузекеева покупатель любого магазина, заплатив деньги за товар, «лишается» денег и поэтому вправе заявить об ущербе, так что ли?

Кузекеев купил у своей же подставной фирмы «товар» – право требования к АКИФу и право залогодержателя залогового имущества. Он этим правом не менее четырех раз воспользовался в 2018-2020 годах, пытаясь АКИФ обанкротить. Так что ни у кого не может быть никаких сомнений в том, что он этим правом обладает!


Фальсификация документов и подтасовка фактов


В октябре 2020 года, воспользовавшись тем, что межрайонные суды были ликвидированы и все дела из их юрисдикции передавались на рассмотрение районных судов, которые до того никогда не рассматривали дела по банкротству, Кузекеев предпринял последнюю и наиболее успешную попытку обанкротить АКИФ. Для этого он подает новое заявление о банкротстве компании в Ленинский районный суд – то есть в очередной раз в полном объеме пользуется своим правом цессионария по договору уступки права требования! – но при этом сознательно в своем заявлении умалчивает про тот факт, что это дело уже рассматривалось судами всех инстанций и по нему вынесено решение.


Чтобы не допустить разглашения информации о новом незаконном процессе «банкротства», Кузекеев указывает в своем заявлении неверный адрес компании и суд, раз за разом отправляя АКИФу повестки о заседании, получает ответ, что «адресат выбыл».


Кроме того, Кузекеев приобщает к материалам дела постановления Сабирова от 24 октября 2020 г. уведомление о подозрении в отношении гендиректора АКИФа и об объявлении его в розыск. Кузекееву и Сабирову удалось создать у суда ложное впечатление о том, что должник уклоняется от явки в суд и что руководство должника находится в бегах и искать его можно неопределенно долго. Поэтому суд в отсутствие представителей АКИФа и будучи введенным в заблуждение, 27 октября 2020 г. выносит решение о признании АКИФа банкротом и о введении в АКИФе процедуры специального администрирования.



Цель Кузекеева – захват АКИФа – находилась от него буквально на расстоянии вытянутой руки, но… В октябре поменялась власть в стране…


К. Дарданов потерял свой пост в Генпрокуратуре… Ликвидировали Финпол… Кузекеев с сообщниками организовали буквально налет на АКИФ 14-15 ноября 2020 г. с использованием и «спортсменов», и «ОПГ-шников», но стойкость и убежденность в своей правоте сотрудников компании во главе с Н. Кудайбергеновой отразили их незаконные притязания и дали возможность городскому, а затем и Верховному судам отменить полученное в результате введение суда в заблуждение решение Ленинского районного суда о банкротстве предприятия.


Будет ли поставлена, наконец, точка?


В итоге дела АКИФа 21 декабря 2020 г. были переданы на расследование из Финпола в ГСУ МВД. 26 апреля 2021 г. руководитель следственной группы Э.С. Момуналиев прекратил уголовное дело № 03-300-2019-000627 в связи с отсутствием события преступления. Спустя 10 дней было прекращено уголовное дело № 03-300-2019-000389. Оба этих решения были утверждены Генеральной прокуратурой. Сторона Кузекеева, обжаловала это постановление в Первомайском районном суде, где в удовлетворении жалобы было отказано. Насколько нам известно, Кузекеев подал жалобу в городской суд, решение которого будет окончательным решением по этому затянувшемуся абсурдному делу.


Не пытаясь оказывать давление на суд, все же позволим себе небольшой анализ. С одной стороны, есть Расул Кузекеев, который не в состоянии объяснить, откуда у него взялись миллионы долларов на операции с долгами АКИФа и почему при этом он не платит в бюджет налоговые отчисления? Почему правоохранительные органы принимают и реагируют даже на самые абсурдные его заявления? С другой стороны, есть Назира Кудайбергенова, мать четырех детей, которая сумела в экстремальных условиях обеспечить стабильную работу предприятия. Под ее руководством выплачиваются миллионы сомов в бюджет в виде налогов. Предприятие дает работу десяткам и возможность зарабатывать сотням людей, у каждого из которых есть право на спокойную, и стабильную работу на благо своих семей, тем более в условиях непрекращающейся пандемии. У Кудайбергеновой также есть защищаемое законом право на защиту от необоснованного обвинения, причем закон права и Кузекеева, и Кудайбергеновой рассматривает как одинаково значимые. Так чьи права защитит городской суд?


Продолжение следует.