В сговоре с рейдерами: Банк — соучастник или наблюдатель?

В прошлой статье мы рассказали о, мягко скажем, неоднозначной позиции, которую занимает нынешнее руководство ОАО «Керемет Банк» (бывший Росинбанк) в «деле АКИФа». И задали простой вопрос: чьи интересы защищает банк? Интересы собственных вкладчиков и акционеров, главным из которых является Нацбанк КР, или рейдеров из числа бывших руководителей и акционеров Росинбанка и аффилированных с ними лиц?



Источник МК-АЗИЯ


Откровенно говоря, мы рассчитывали, что со стороны банка последуют заявления и действия, доказывающие его непричастность к сомнительным действиям прежнего руководства, но никакой реакции так и не последовало. Возможно, это именно тот случай, когда молчание красноречивей всяких слов. Поэтому наше нынешнее расследование мы адресуем, во-первых, к основному собственнику Керемет Банка – Нацбанку КР и, во-вторых, Генеральной прокуратуре, которой, по нашему мнению, уже давно пора присмотреться к излагаемым ниже фактам.


История «Фирмы АКИФ»


Напомним вкратце: в 2013-м году Росинбанк открывает АКИФу кредитную линию на 2 млн 640 тысяч долларов под залог недвижимости компании и его участников, а также под поручительства собственников АКИФа. Кредит расходуется на проведение капитального ремонта торговых площадей, принадлежащих АКИФу и банк во второй половине 2014-го года расширяет кредитную линию до 3 млн долларов.


АКИФ платит по согласованному графику платежей вплоть до февраля 2016 года включительно, выплатив 1 млн 200 тысяч долларов.


В середине марта 2016 года Исмар Майсызов, участник АКИФа с долей 25% и бывший в то время руководитель фирмы, а также близкие друзья и родственники крупного акционера Росинбанка Дмитрия Щербакова, организовали по подложным документам рейдерский захват компании. Назначенный ими вместо Майсызова новый гендиректор Муктарбек Аманкулов по их приказу прекратил платежи в банк по кредиту.


В декабре 2016 года законным владельцам АКИФа во главе с Сергеем Фищенко удалось вернуть контроль над предприятием, и платежи по кредиту снова стали поступать в Росинбанк.

В предыдущей статье на документах было показано, что с самого начала этих событий в 2016 году банк занял принципиальную позицию, стержнем которой была защита интересов вкладчиков и акционеров банка. Для этого банк обращался в правоохранительные органы с заявлениями о преступлениях, инициировал внесудебное изъятие залога, вводил на предприятие управляющего залогом, наконец, инициировал процедуру банкротства. После восстановления платежей по кредиту кредитор и должник начали переговоры о мировом соглашении и к марту 2017 года достигли согласия в этом вопросе.


С момента возврата предприятия под контроль законных владельцев, АКИФ выплатил с банк еще более 300 тысяч долларов в счет погашения долга.

Однако, уже в июне 2017 года, позиция банка претерпела существенные изменения. Банк, продолжая получать от АКИФа деньги, фактически стал действовать во вред и себе, и своему должнику.


С одной стороны, банк делает АКИФу предложение о заключении мирового соглашения и подает в суд заявления на прекращение процедуры банкротства. С другой вступает в переговоры о переуступке долга АКИФа с адвокатом Каныбеком Ачекеевым, Тилеком Аспековым и Расулом Кузекеевым, котрые также аффилированы с Щербаковым. Эти лица 20 июня 2016 года регистрируют на имя Аспекова ОсОО «Альфа Бест» с уставным капиталом 1000 сом, и уже от имени новоиспеченной компании вступают в переговоры с банком, причем сразу на самом высоком уровне.


8 сентября 2017 года Росинбанк и Альфа Бест, не заработавшее за все время своего существования ни одного сома и не имеющее в штате ни одного сотрудника, подписывают кредитный договор на сумму в размере 1 млн 350 тысяч долларов под залог имущества, принадлежащего родственникам Щербакова и Ачекееву.


Мало того, что заложенное имущество не принадлежало ни Альфа Бесту, ни его учредителю Аспекову, так еще к тому же оно было переоценено, как минимум, в несколько раз. При этом никто из «участников концессии» не выступает поручителем по этому кредиту, то есть формально на них не распространяется солидарная ответственность в случае невозврата кредита или его части.


Соучастник или наблюдатель?


Цель кредита Альфа Бесту названа просто и незамысловато: «на Выкуп прав требования по кредиту». Даже угадывать не надо, права требования какого именно заемщика собирался выкупать Альфа Бест на полученный в Росинбанке кредит.


В технико-экономическом обосновании своей заявки на кредит Альфа Бест указал, что источником средств на погашение будут являться доходы, полученные от эксплуатации помещений АКИФа, а в качестве своего вида деятельности: «Оптовая торговля мясом и мясными продуктами» и «Розничная торговля в специализированных магазинах мясом и мясными продуктами». Это именно то, для чего приспособлена недвижимость АКИФа, находящаяся на территории Ошского рынка.

Выходит, что Росинбанк выдал кредит Альфа Бесту, которое никогда никакой деятельности не вело, для того, чтобы предприятие выкупило право требования и потом «отжало за долги» недвижимость АКИФа, к которому у банка на тот момент не было никаких претензий? При этом источником погашения что прежнего долга АКИФа, что нового долга Альфа Беста является один и тот же бизнес по торговле мясом на территории Ошского рынка.


То есть банк, фактически, профинансировал «корпоративную войну» Альфа Беста против АКИФа, который владеет и многомиллионными активами, и устойчивым диверсифицированным бизнесом, и значительным опытом судебной защиты своих прав.


gif

Есть много свидетельств того, что прежнее руководство Росинбанка допускало разные вольности в обращении с законодательством, но наивными дурачками они точно никогда не были. Они не могли не знать, что для АКИФа абсолютно неприемлемо появление в качестве «нового кредитора» той же самой группы Щербакова, которая, хозяйничала на захваченном ими предприятии в течение 9 месяцев, и, как утверждает лигитимное руководство АКИФа, похитила более 500 тысяч долларов из кассы фирмы. Более того, узнав в последний момент о готовящейся операции, АКИФ прямо предупредил банк о том, что он никогда не согласится с такой сделкой. Но письменное заявление сделанное АКИФом и поступившее в банк до совершения сделки, было проигнорировано.


Понятно, что АКИФ в данных обстоятельствах просто не мог осуществлять платежи компании Щербакова. Платеж означал бы фактическое признание АКИФом и нового кредитора, и его требований. Не собирался и Альфа Бест вступать в какие-либо переговоры с АКИФом, о чем сейчас прямо рассказывает на допросах в суде Кузекеев. Фактически, Росинбанк не оставил АКИФу никакого другого выбора, кроме защиты в суде своих законных прав.


Так зачем же банку надо было «вляпываться» во всю эту более чем сомнительную и весьма дурнопахнущую историю? Во-первых, банк столкнулся осенью 2017 года с перспективой массовых задержек по текущим платежам клиентов, отчаянно нуждался в деньгах. А по условиям кредитного договора с Альфа Бестом банк при выдаче кредита Альфа Бесту, взамен получал миллион долларов. Именно 1 млн долларов неведомо откуда взял и внес на счет фирмы единственный учредитель Альфа Беста 24-х летний Тилек Аспеков. И именно это, как условие выдачи кредита стоит в тексте договора: «Выдача кредита осуществляется только при наличии на расчетном счету Заемщика денежных средств в размере не менее 1 млн долларов США». То есть Росинбанк с самого начала, еще до выдачи кредита, ЗНАЛ, что Альфа Бест собирается внести на свой счет эту сумму.


В погоне за сверхприбылью


Желание банка получить такую сумму вполне объяснимо и даже похвально в его ситуации, но закон «О противодействии финансированию террористической деятельности и легализации (отмыванию) преступных доходов» обязывает банк в любых ситуациях проводить мониторинг ВСЕХ операций, проходящих через него. В данном случае, как мы указывали в предыдущих публикациях, банк при открытии счета Альфа Бесту присвоил статус высокого риска отмывания денег. Внесение на счет вновь образованного общества, не ведущего никакой систематической деятельности, сумм наличности, в десятки тысяч раз превышающих размер активов и уставного капитала, попадает под квалификацию подозрительных операций чуть ли не по десятку признаков. Если бы Росинбанк следовал своим же собственным инструкциям, то после внесения на счет Альфа Бест этой гигантской суммы определил бы эту операцию как подозрительную и, как минимум, на неделю «заморозил» бы средства на счете, сообщив об этом в Финансовую разведку. А также потребовал бы от компании объяснить источник происхождения огромной суммы. Но ничего этого Росинбанк не сделал. И уже 13 сентября 2017 года банк пополнил счет Альфа Бест кредитными средcтвами на сумму в 1 млн 350 тысяч долларов, и перечислил их в оплату за уступку права требования.


Неведомо откуда взявшийся у Аспекова миллион долларов был, таким образом, «отмыт» при молчаливом согласии Росинбанка.


gif

Хотя… ну почему «неведомо откуда взявшийся»? Сотрудники АКИФ, например, утверждают, что эти деньги были ранее похищены у компании, сначала Майсызовым, а потом и группой Щербакова. По их словам, из АКИФа за 2013-2015 годы, пока им «рулил» Майсызов, «испарились» около 2 млн долларов, а потом, когда в 2016 году Майсызов передал управление группе Щербакова, оттуда практически в открытую было похищено еще более 500 тысяч долларов. Думается, мы не сильно рискнем, если поставим 99 из 100 за то, что значительную часть того самого 1 млн долларов, который был внесен группой Щербакова на счет Альфа Беста, составили именно похищенные в АКИФе деньги!


То, что банк был, как говорится, «в теме» с самого начала, нашло свое подтверждение в его дальнейших действиях. Сразу же после совершения сделки по уступке права требования Росинбанк полностью закрыл и до сих пор держит закрытыми свои коммуникации с АКИФом, и даже отозвал доверенности на юристов, представлявших банк в суде по банкротству. А вот отношения с Альфа Бестом становятся настолько тесными и близкими, что ради них банк решает не обращать внимание на такие «мелочи», как соблюдение банковской тайны. Так, например, в договоре уступки права требования № 195 от 13.09.17 определен исчерпывающий объем документов, передаваемых Росинбанком Альфа Бесту по акту приема-передачи, а именно: 1) кредитный договор и все дополнительные соглашения к нему; 2) договора залога, поручительства и все дополнительные соглашения к ним; 3) выписку по судному счету с указанием размера задолженности АКИФа, заверенную банком. Однако уже начиная с 22 сентября 2017 года Альфа Бест направляет в Росинбанк десятки требований о предоставлении ему оригинаов документов АКИФа, Росинбанк идет и на это! Выдает банковские выписки по 10 (!) счетам АКИФа и его участников на 128 листах; «кредитное досье» в 3-х томах на 1208 листах, что очевидно нарушает и закон о банковской тайне, и соответствующую статью УК КР. Не говоря уже о том, что эти документы вообще никак не упоминаются в числе передаваемых по договору уступки! Тысячи листов с информацией о фирме банк фактически передал в руки… рейдеров, атакующих фирму!



О том, что за Альфа Бестом скрываются те же самые рейдеры, которые атаковали АКИФ в 2016 году, руководство Росинбанка знало наверняка и располагало всеми доказательствами этого факта, и именно поэтому сделка по переуступке долга так тщательно скрывалась от руководства АКИФа.


Думается, в этом случае также есть чем заняться и банковскому надзору, и правоохранительным органам – закон о банковской тайне пока никто не отменял, да и роль банка содержит в себе все признаки пособничества. Зачем это надо было банку? Ответ очевиден: деньги.


Прекрасно понимая, кому и с какими нарушениями он выдал кредит, а также отдавая себе отчет в реальной стоимости залога, банк решил, очевидно, «идти до конца» в своем «содействии» группе Щербакова в их стремлении завладеть недвижимостью АКИФа любыми способами. В том числе и путем содействия Альфа Бесту в возбуждении фейковых уголовных дел против собственников и администрации АКИФа. Но для возбуждения уголовных дел нужна «фактура», а такой между АКИФом и Альфа Бестом просто не могло существовать – компании ни разу не взаимодействовали. Поэтому банк и «слил» всю информацию и документы, которые АКИФ передавал ему в процессе работы. Да и позднее банк не отказал себе в удовольствии лично поучаствовать в процессе заточения Сергея Фищенко на два с лишним года в СИЗО.


Линия обороны


К началу 2018 года группа Щербакова с помощью предоставленных банком документов добилась возбудили против АКИФа трех уголовных дела и не менее четырех раз пыталась взять территорию АКИФа под свой контроль, но эти попытки таки не увенчались успехом. В гражданских судах АКИФу удалось создать довольно крепкую линию обороны. И что же в этом случае надо было предпринимать, учитывая обязательства Альфа Беста перед банком? Правильно, надо «кинуть» банк, предварительно передав право требования в другие руки. Для этого в самом начале 2018 года Кузекеев, как он сам сообщает, «переписывает на себя» с Альфа Беста право требования к АКИФу. Кузекеев вообще ничем банку не обязан и по долгу Альфа Беста его очень сложно привлечь к гражданской ответственности.


После того, как все формальности с переводом права требования и оформлением залога имущества АКИФа на Кузекеева были улажены, а в процессе по банкротству АКИФа была проведена замена лица с Росинбанка на Кузекеева, Альфа Бест прекращает платить банку по кредиту. Недолгий противоестественный союз банка и рейдера приказал долго жить.


Наивно полагать, что операция по переуступке с Альфа Беста на Кузекеева произошла мимо ведения банка – об этом прямо и неоднократно заявлялось в суде в присутствии представителя банка Елены Волошиной и она вовсе не возражала против этого, хотя могла и была обязана возразить. Как так?


Но как же быть с непогашенным кредитом? А очень просто. В гражданский суд в 2018 году поступает иск Альфа Беста к банку на… 1 миллион 350 тысяч долларов!


gif


В нем указано, что, якобы, не получив от банка всех необходимых документов, Альфа Бест не смог предоставить их, в свою очередь, Кузекееву и был вынужден выплатить последнему штраф в размере 240 тысяч долларов. Мало того, банк, как утверждается в иске, оказывается, обманул Альфа Бест, предоставив тому справку о размере задолженности АКИФа с завышенной на 1 млн 100 тысяч долларов суммой, что привело к недополученной прибыли Альфа Бестом! То есть Альфа Бест понес убытки и недополученную прибыль в размере 1 млн 340 тысяч долларов – сумма волшебным образом почти совпадает с суммой кредита. Если бы Альфа Бест выиграл, то смог бы погасить свой долг перед банком зачетом встречных требований. И надо же, банк, опять в лице Елены Волошиной, терпит сокрушительное поражение в первой инстанции. Наше издание подробно освещало эту вопиюще абсурдную историю. Весной 2019 года, когда состоялась отмена этого решения, учредитель АКИФа Сергей Фищенко уже сидел в СИЗО по «заказу» банка!


С первой уступки прошло уже почти 4 года и многие факты стали известными. Например, выяснилось, что имущество, заложенное по кредиту Альфа Беста, было при пособничестве Ачекеева фактически украдено Щербаковым у своих бывших родственников. По этому поводу Щербаков и Ачекеев задерживались и сейчас находятся под домашним арестом. Законные владельцы залога сейчас судятся с банком и имеют весьма неплохие шансы на выигрыш. Фищенко освобожден из-под стражи, а по обвинительному акту, за который так держится банк, было получено заключение и отечественных, и иностранных экспертов о том, что там нет события преступления. И, тем не менее, банк упорно продолжает во всем поддерживать Альфа Бест и Кузекеева. В частности, Елена Волошина от имени банка категорически возражает против любых попыток АКИФа возвратить свое заложенное имущество под контроль банка и возобновить погашение долга. Неужели и нынешнее, назначенное Нацбанком, руководство Керемет Банка тоже имеет свой интерес в этой грязной истории?



Президент много времени и сил затрачивает на создание в стране приемлемого инвестиционного климата, возобновлению устойчивого экономического роста. Маяками в этом процессе должны быть многие финансовые организации. Пока же мы наблюдаем пособничество «рейдерству, отмыванию денег, мошенничеству...» – все что угодно, кроме высоких этических и деловых стандартов ведения бизнеса. Мы ждем реакции уже от Нацбанка, который и как собственник Керемет Банка, и как орган надзора за банковским сектором экономики, просто обязан сказать свое веское слово и навести элементарный порядок в подвластном ему ведомстве.