Не верьте банкам на слово

Росинбанк подставился сам и подвёл своего клиента.


В прошлой статье мы рассказали историю о выдвижении Расулом Кузекеевым абсурдных обвинений против Назиры Кудайбергеновой, которая стала руководителем предприятия в самый тяжелый момент и успешно защитила российско-киргизскую компанию «Фирму «AKИФ» от рейдеров, вот уже пятый год атакующих предприятие.


Источник МК-АЗИЯ


Следователь МВД, которому передали дело из ликвидированного Финпола, прекратил уголовное преследование, прокуратура и суд первой инстанции поддержали это решение и накануне заседания городского суда мы задали вопрос – чьи права суд сочтет более важными для защиты? Право выдвигать абсурдные обвинения или право быть защищенным от них?


Интриги не получилось – городской суд встал на защиту «права» рейдеров выдвигать против сопротивляющихся их планам руководителей компаний любые, даже самые нелепые обвинения. Как только редакция получит на руки решение городского суда, мы обязательно попросим юристов дать ему правовую оценку.


В данном материале мы сосредоточимся на странной роли, которую играл в «деле АКИФа» Росинбанк.



И не друг, и не враг


Напомним, что в 2013 г. АКИФ и банк подписали соглашение о кредитной линии на 3 млн долларов под залог недвижимости компании и личные поручительства всех участников. В течение 27 месяцев АКИФ исправно платил банку по согласованному графику платежей. Всего за этот период, с ноября 2013 по март 2016 г., заемщиком было выплачено около 1 млн 200 тысяч долларов. С конца 2015 г. в АКИФе возник внутрикорпоративный конфликт, связанный с расходованием кредитных средств. В результате этого, как установлено вступившим в законную силу решением суда, бывший гендиректор АКИФа и владелец 25%-ой доли Исмар Майсызов составил с Фаридой Аблямитовой, близкой родственницей одного из крупных акционеров банка, Дмитрия Щербакова, подложный договор займа на 2 млн 500 тысяч долларов. На основании этого фиктивного договора, якобы в целях погашения этого несуществующего займа, организовал в марте 2016 года передачу под контроль Аблямитовой 81% доли АКИФа.


Аблямитова приказывает своим ставленникам в АКИФе полностью прекратить выплаты по банковскому долгу, и, практически сразу же предлагает банку начать прием платежей от нее лично в счет погашения долга АКИФа. То есть, с одной стороны, группа Майсызова присваивает деньги АКИФа а, с другой предлагает эти же деньги банку, но уже от своего имени.


gif

Банк в 2016 г. вполне адекватно реагирует на сложившуюся ситуацию и действует в интересах своих вкладчиков и акционеров (на тот момент около 10% доли акций банка принадлежало государству).


Весной 2016 г. банк выставляет АКИФу претензию о просрочке и требование о погашении всего долга. Летом вводит в АКИФ управляющего залогом и в сентябре 2016 г. подает в Межрайонный суд заявление о банкротстве компании и заявление о принятии обеспечительных мер в виде передачи АКИФа под контроль временного администратора. Действия банка понятны и логичны — он последовательно двигался к получению контроля над активами АКИФа для того, чтобы вкладчики и акционеры не понесли убытков от действий группы рейдеров. К этому времени участники АКИФа поделились на 2 равные группы — с одной стороны, российский инвестор Сергей Фищенко и Кален Куватбеков, в сумме владеющий 50% долей АКИФа, поддерживала действия банка по вытеснению рейдеров из предприятия, пусть и путем банкротства. Оставшаяся часть участников АКИФа, другие 50%, поддерживали Исмара Майсызова, который обещал «скорое решение всех проблем» и «сохранения бизнеса».


В итоге банк подает несколько заявлений в правоохранительные органы о мошенничестве и злоупотреблениях со стороны Майсызова, Аблямитовой и ряда других лиц. Совместными действиями банк и группа Фищенко добились в декабре 2016 года удаления из АКИФа людей Майсызова и Аблямитовой и возобновления платежей по банковскому кредиту. В январе 2017 года участники АКИФа в присутствии представителей банка проводят внеочередное общее собрание, на котором озвучиваются все обстоятельства и факты, связанные с прекращением платежей в банк в течение 9 месяцев 2016 г., избирают новый исполнительный орган АКИФа.


Казалось бы, дело движется к благополучной развязке, АКИФ и банк в январе 2017 г. начали переговоры о мировом соглашении и к марту 2017 г. приходят к удовлетворяющим обе стороны параметрам этого соглашения.


Однако это, очевидно, не входит в планы Щербакова и Майсызова. Щербаков, через своего близкого друга, в то время первого заместителя председателя правления банка Алису Олейникову, добивается назначения представителем банка в Межрайонном суде в процессе с АКИФом Ларисы Докучаевой.


Докучаева, как показывает анализ опубликованных судебных актов, была представителем Щербакова в десятках процессов и сотнях заседаний, которые Щербаков и его ближайшие родственники вели в гражданских судах.


Докучаева на суде сразу же заняла позицию, противоречащую интересам банка и его вкладчикам, в частности, когда в суд в марте 2017 г. обратилась Аблямитова с требованием признать ее кредитором АКИФа наряду с банком, Докучаева в своем письменном отзыве от имени банка не стала возражать против этого.


Конечно, такая позиция была абсолютно неприемлема для АКИФа и адвокаты компании попросил банк сменить своих представителей и определиться в вопросе о том, придерживается ли банк своей прежней позиции, направленной на заключение с АКИФом мирового соглашения, или же он начинает поддерживать рейдеров. Со стороны банка прозвучали заверения, что назначение Докучаевой — досадное недоразумение, что она превысила данные ей полномочия, и на процесс с АКИФом банк назначает новых представителей, которые быстро завершают переговоры и в июне 2017 года подают в Межрайонный суд два заявления об отзыве и заявления о банкротстве, и заявления об обеспечительных мерах.


Однако, как показали дальнейшие действия банка, это была всего лишь уловка, направленная на то, чтобы ввести АКИФ в заблуждение.



Недобросовестная продажа


В июне 2017 г., продолжая получать от АКИФа деньги, Росинбанк продает остаток долга АКИФа ОсОО «Альфа Бест» с уставным капиталом в 1000 сомов и единственным учредителем — Тилеком Аспековым. 19 июня Аспеков открывает в банке свой личный счет и, как он позже указывает в своем письме в банк, тогда же обнаруживает на сайте банка информацию о желании банка продать долг АКИФа.


20 июня по доверенности от Аспекова деловой партнер Щербакова Ачекеев регистрирует Альфа Бест и уже 21 июня Аспеков подает в банк заявление на открытие счета и «Анкету юридического лица», которая содержит информацию о предполагаемых операциях по счету Альфа Беста, счет Альфа Беста немедленно открывается. В тот же день банк проводит анализ данных по Альфа Бесту и, в соответствии с требованиями закона КР «О противодействии финансированию террористической деятельности и легализации (отмыванию) преступных доходов», присваивает Альфа Бесту ВЫСОКИЙ риск отмывания денег.


gif

В тот же день Аспеков обращается в банк с предложением начать переговоры о выкупе долга АКИФа и председатель правления банка Евгений Немеринский письменно сообщает Аспекову, что его заявка на приобретение остатка долга АКИФа банком рассмотрена и банк предлагает заключить договор о конфиденциальности и продолжить переговоры. Ни о чем из вышеперечисленного АКИФ не уведомляется, хотя со стороны банка было просто непорядочно не предложить АКИФу участие в переговорах о погашении остатка по его долгу. Но дальнейшие события объясняют причину такой «застенчивости» со стороны банка.


22-24 августа 2017 г. внук Фариды Аблямитовой, Аби Халил Амаль Фади, становится собственником недвижимого имущества, которое прежде принадлежало его бабушке и его матери, дочери Аблямитовой Лейле. Документами по переоформлению недвижимости занимается тот же Ачекеев. Заключаются договора купли-продажи недвижимости со стороны Фариды и Лейлы Аблямитовоых, которые подписывает по доверенности Ачекеев, он же занимается регистрацией сделок.


Сейчас Фарида и Лейла Аблямитовы подали заявление о мошенничестве со стороны Щербакова и Ачекеева, утверждая, что доверенности, по которым действовал Ачекеев, поддельные, а Лейла Аблямитова на дату выдачи доверенности от своего имени вообще находилась за границей. По данному уголовному делу Щербаков и Ачекеев привлечены в качестве подозреваемых и в их отношении избрана мера пресечения в виде домашнего ареста.


8 сентября Альфа Бест и Росинбанк заключают кредитный договор № 002-221/097-2017 на сумму 1 млн 350 тысяч долларов на «выкуп прав требования по кредиту» сроком на 5 лет под 12,5% годовых. При этом условием предоставления кредита является нахождение на счете Альфа Беста суммы не менее 1 млн долларов, а обеспечением по кредиту выступает недвижимость, оформленная на Аби Халил Амаль Фади. Недвижимость представляет собой 520 кв м нежилых помещений на муниципальной земле. В договоре ипотеки она оценивается по цене от 2200 до 3500 долларов за квадратный метр.


12 сентября участники АКИФа, получив накануне от родственников Майсызова информацию о том, что «долг АКИФа выкупила Аблямитова», обращаются в банк с официальным письмом, предупреждая о негативных последствиях подобного рода решений и предлагают немедленно провести переговоры в честной и открытой форме, а также дать ответ на предложения по урегулированию ситуации, которые АКИФ в августе-сентябре 2017 г. направлял банку.


К тому времени по выписке из госрегистра АКИФ увидел, что недвижимость Аблямитовой переоформлена на новое лицо и заложена в ипотеку в Росинбанк.



13 сентября Росинбанк и Альфа Бест заключают договор уступки права требования на весь остаток долга АКИФа за 2 млн 350 тысяч долларов. 21 сентября АКИФ повторно обращается в банк с требованием разъяснить ситуацию с уступкой права требования и дать перечень документов фирмы, переданных цессионарию. В тот же день банк, наконец, отправляет в АКИФ уведомление о состоявшейся уступке права требования. 26 сентября банк отвечает на письмо АКИФа отказом предоставить какие-либо сведения и уведомляет АКИФ, что впредь отказывается вести с АКИФом какие-либо дела по данному вопросу.


Рискованная сделка


29 сентября в состав участников Альфа Беста с 90%-й долей, заплатив Аспекову 900 сомов, входит Расул Кузекеев, а 30 ноября того же года он выходит из числа участников Альфа Беста за те же 900 сомов.


Банк по запросу Альфа Беста передает последнему оригиналы сотен документов, составляющих банковскую тайну, например, оригиналы платежных поручений. 10 января 2018 г. Альфа Бест и Кузекеев, не ставя в известность банк, заключают между собой еще один договор уступки права требования, уже за 2 млн 400 тысяч долларов. 15 февраля банк обращается к Альфа Бесту с требованием разъяснить ситуацию и задает вопрос, почему он узнает из сообщений СМИ о произведенной уступке права требования к АКИФу Кузекееву, хотя «согласно предоставленному в банк при получении кредита бизнес-плану компания планировала осуществлять погашение кредита путем направления денежных потоков, поступающих от сдачи в аренду торговых мест в нежилом помещении выступающем залогом по кредиту Кыргызско-Российского ОсОО «Фирма AKИФ»? Почему оплата по договору уступки права требования прошла не по счету Альфа Беста в банке, хотя это требование предусмотрено кредитным договором?


20 февраля 2018 г. банк направляет письмо в Альфа Бест о том, что по указанному почтовому адресу фирма не значится, и отправления возвращаются в банк без вручения адресату.


В марте 2018 г. истек льготный период по кредиту Альфа Беста и Альфа Бест, заплатив всего 69 тысяч долларов, выручив от продажи долга АКИФа 2 млн 400 тысяч долларов, прекратил обслуживать кредит.


Что тут можно сказать? С одной стороны, это «классическая» схема мошенничества с банковским кредитом. Щербаков и Ачекеев незаконно получают право распоряжаться имуществом Аблямитовой и, в целях маскировки, меняют владельца этого имущества. Далее, новый владелец, очевидно, закладывает имущество, оценка которого в несколько раз искусственно завышена, под банковский кредит подставной фирме, которая не вела никакой деятельности и не владела никакими активами. Кредит используется на цели выкупа актива у самого же банка. Завладев активом — правом требованием к АКИФу — члены той же самой группы Аспеков и Кузекеев «перебрасывают» актив с подставной фирмы на Кузекеева, который перед банком никогда не имел никаких обязательств. Пока идет «переброска» фирма для видимости платит проценты по кредиту, а когда все процедуры завершаются, «кидает» банк. В итоге в банк вернулось 5% от выданной суммы. Активов на Альфа Бесте как не было, так и не появилось, а по залоговому имуществу идет уголовное разбирательство и далеко не факт, что банку из него хоть что-нибудь достанется. Классическая схема «кидка» по банковскому кредиту, буквально содержащая все признаки подобного рода преступлений хорошо изложена в Постановлении Пленума Верховного суда КР от 29 мая 2020 года.


Но, с другой стороны, и у банка позиция, мягко скажем, небезупречная. Вплоть до весны 2017 года банк, очевидно, разделял позицию АКИФа, суть которой сводилась к восстановлению нормальных отношений с банком и завершение кредитного договора, несмотря на проблемы, созданные рейдерским захватом 2016 года. Однако уже в июне банк, очевидно, стал скрывать от АКИФа существенную информацию о проведении переговоров с людьми, аффилированными с рейдерами. При этом чего же хотел банк?


С одной стороны, у банка был должник АКИФ, фирма с многолетней историей, устойчивым бизнесом и значительными высоколиквидными активами, явно намеревающаяся погасить остаток долга. С другой стороны, есть Альфа Бест со всеми признаками подставной фирмы, не имеющая ни бизнеса, ни персонала, ни активов, в отношении которой банк сам же устанавливает ВЫСОКИЙ риск отмывания денег.

И Росинбанк дает в долг Альфа Бесту деньги?!


gif

Какие риски у такой «схемы» замены одного долга на другой? В чьих интересах, кроме соучастников этих самых действий, была разработана и реализована данная схема? Почему банк не поставил даже самой элементарной защиты интересов собственников и вкладчиков? Более того, когда АКИФ попытался получить судебный запрет на переуступки с Альфа Беста, банк стал активно возражать и во всем поддерживал Альфа Бест.


На защите народных денег?


И, наконец, главный вопрос. Начиная с 2019 года Росинбанк стал Керемет Банком. В его капитал вошел Национальный банк, доля которого сейчас составляет более 95% процентов. В Керемет банк ежегодно вливаются многомиллиардные субсидии Нацбанка для покрытия убытков. Казалось бы, всякие «левые» интересы щербаковых, ачекеевых и прочих олейниковых должны быть давно и надежно забыты. Но почему тогда в этой истории НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТСЯ? Почему банк не только не обратился в правоохранительные органы с заявлением о явном мошенничестве со стороны Кузекеева и Аспекова, но и не ответил ни на одно из пяти обращений АКИФа уже к новому руководству? Почему по-прежнему в гражданских процессах банк представляет Елена Волошина, не раз и не два доказавшая свою преданность рейдерам и всегда подыгрывающая им на процессах? Чьи теперь интересы защищает банк?

PS. (Прим. Антирейдер) И напоследок – недавно стала известно история задержания известного бизнесмена, связанная с получением в Росинбанке многомиллионного кредита на подставное лицо с предоставлением малоценного залога. Как говорится, найдите хотя бы несколько отличий от рассказанной выше истории с кредитом Росинбанка Альфа Бесту….