Кыргызстан на пороге международного арбитража с участием инвесторов

На этот раз – в связи с иском со стороны иностранного инвестора Сергея Фищенко, который много лет назад вложился в мясной бизнес в Кыргызстане, войдя в кыргызско-российское ОсОО «Фирма «АКИФ».

Источник МК-АЗИЯ



Компания «АКИФ» взяла кредит для развития бизнеса в «Росинбанке» (том, который теперь называется «Керемет», в переводе с кыргызского «Чудо»). Но оказалась в клубке из более чем пяти судебных тяжб, связанных с кредитом – о чем уже неоднократно писал «МК-Азия». Отчаявшись найти правосудие на уровне республики, соучредитель «АКИФа» с российской стороны Сергей Фищенко намерен идти в международный арбитраж. Что может повлиять на репутацию Нацбанка: главный финансовый регулятор сейчас – владелец 97,45% акций «Керемета».


Суть вопроса в том, что в 2017 году тогдашнее руководство «Росинбанка» выдало фирме-однодневке «Альфа Бест» миллионный кредит в долларах США на выкуп долга «АКИФа» по кредиту перед банком. Более того, банк продал этой фирме долг своего заемщика, не поинтересовавшись, где же «Альфа Бест» взяла более 1 млн долларов, которых недоставало для сделки, и допустив и другие нарушения… История была громкая, освещалась в СМИ, но ни новое руководство «Росинбанка», ни Нацбанк внимания на нее по какой-то причине не обращали.



После многих лет судов и десятков томов уголовных дел «АКИФ» просит Нацбанк и руководство «Керемета» разобраться в происходящем и аннулировать сделку, имеющую ряд признаков нарушения закона. Пока же «АКИФ» не может продолжить выплаты по кредиту и закрыть свой долг. Пока нет вступившего в законную силу итогового судебного решения по этому вопросу, оставшаяся задолженность по кредиту не может быть погашена — любой платеж со стороны «АКИФа» означает его согласие с личностью кредитора, а согласия этого нет.


Риск есть, проверок нет


При регистрации счета «Альфа Беста» в самом «Росинбанке» посчитали, что у компании «высокий уровень риска». Это произошло 21 июня 2017 года – на следующий день после того, как компания с уставным капиталом в 1 тысячу сомов встала на налоговый учет. Согласно поданным документам, юридическое лицо с одним-единственным участником Тилеком Аспековым планировало заниматься «оптовой неспециализированной торговлей» и проводить порядка 30 финансовых операций в месяц с некими партнерами – «юридическими лицами» в объеме от 5 тысяч до 3 млн сомов. При этом «Альфа Бест» почему-то не указал в банковских документах еще два вида своей деятельности, с которыми встал на учет в Октябрьском УГНС «Альфа Бест» становится на учет как фирма с кодами ГКЭД 46.90.0 («Оптовая неспециализированная торговля»), 47.22.9 («Розничная торговля в специализированных магазинах мясом и мясными продуктами») и 46.32.0 («Оптовая торговля мясом и мясными продуктами»). В этот же день, как следует из материалов уголовных дел, Аспеков отправил на имя председателя правления «Росинбанка» Евгения Немеринского письмо, в котором попросил предоставить ему информацию о «крупных проблемных кредитах банка».


На тот момент в Кыргызстане уже десять лет действовало положение Нацбанка «О минимальных требованиях к организации внутреннего контроля в коммерческих банках и иных финансово-кредитных учреждениях, лицензируемых НБКР, в целях противодействия финансированию терроризма (экстремизма) и легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем». Банк обязан перепроверять информацию о клиентах, блокировать и проверять подозрительные финансовые операции, которые могут служить отмыванию денег.


«Банк должен уделять адекватное внимание и осуществлять надлежащий контроль в отношении клиентов, относящихся к категории клиентов, подверженных более высокому риску», – гласит положение Нацбанка от 2007 года и его более поздние редакции.

Однако к «Альфа Бесту» с его «высоким уровнем риска» подобных мер принято не было. Уже 8 сентября 2017 года компании предоставили кредит в размере 1 млн 350 тыс долларов под 12,5% годовых на 60 месяцев «с целью выкупа права требования по кредитному договору банка и «АКИФа»». При этом, по условиям договора, на счет банка фирма с нулевым оборотом, нулевыми налоговыми платежами и уставным капиталом в 1 тысячу сомов внесла…1 млн долларов США. А 13 сентября банк и «Альфа Бест» заключили договор о передаче уступки прав требования по кредиту «АКИФа» за № 29-04/232 на сумму 2 млн 350 тыс. долларов США. Вопреки законодательству, банк не заинтересовали, из каких средств были внесены на счет банка тысячи долларов, и их законность.


gif

Далее взаимоотношения банка и «Альфа Беста» становятся все более интересными. 29 сентября у «Альфа Беста» появится соучредитель: некий Расул Кузекеев выкупает за 900 сомов 90% участия. После этого в тот же день банк передает «Альфа Бесту» не только кредитный договор и все, что с ним связано, и выписку по ссудному счету. Но и более тысячи страниц других документов «АКИФа», составляющих банковскую тайну и не касающихся уступки прав требования. 30 ноября Кузекеев вышел из состава «Альфа Беста», а уже 10 января 2018 года он перекупил у «Альфа Беста» долг «АКИФа» за 2 млн 400 тысяч долларов США. Деньги перечисляются наличными: на счету «Росинбанка» их движения не происходит. Еще через неделю у «Альфа Беста» оказывается новый гендиректор Женишбек Сатаркулов, который числится в учредителях и гендиректором этой компании и по сей день. Но банку об этом неизвестно: в феврале 2018 года представители банка обратились к Аспекову как к гендиректору «Альфа Беста» с просьбой предоставить ежеквартальную отчетность согласно кредитному договору. Таким образом было еще одно нарушение: при заключении договора на обслуживание счета (как и при получении кредита) юридическое лицо обязано уведомлять банк об изменении в составе учредителей, руководства и других изменениях. Но и это не заинтересовало банк и не сподвигло пересмотреть документы по кредиту «Альфа Бесту» и уступке компании-нарушительнице договора прав требования по крупному кредиту.


Ничего не вижу, ничего не слышу


Пока представители «АКИФа» пытались доказать факты нарушения закона представителями «Росинбанка» в судах, а представители «Альфа Беста» – доказать свою точку зрения, Национальный банк Кыргызстана просто игнорировал ситуацию, несмотря на публикации в СМИ об этой истории.


А в конце мая 2018 года «Росинбанк» потрясло громкое уголовное дело. Кыргызский финпол сообщил, что выявил «транснациональную преступную группировку», которая с 2014 года по версии следствия, отмывала деньги через ряд российских банков и «Росинбанк». По данным финпола, уголовное дело тогда возбудили по статьям 183 («Легализация денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем»), 221 («Злоупотребление полномочиями служащими коммерческих или иных организаций»), и 350 («Подделка, изготовление, сбыт или использование поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков») УК КР. Дело привлекло внимание общественности. Но по какой-то причине финпол был избирателен и не инициировал масштабной проверки деятельности всего «Росинбанка». Орган не стал искать в банке других случаев возможных правонарушений.


Не сделал этого и Нацбанк, который всего лишь принял решение оштрафовать банк на 6 млн сомов и порекомендовал финансовому учреждению сменить руководство. Вскоре после этих событий, в конце июня, Нацбанк принял постановление о новой Инструкции об осуществлении банковского надзора за номером 2018-П-12/24-2-(НПА). Документ расширял полномочия главного финансового регулятора, но необходимость Нацбанка контролировать происходящее в банках изнутри в нем осталась.


«Национальный банк осуществляет банковский надзор за деятельностью банков по вопросам организации внутреннего контроля, в том числе в целях противодействия легализации (отмыванию) преступных доходов и финансированию террористической или экстремистской деятельности (ПОД/ФТЭ) и направляет информацию о его результатах уполномоченному государственному органу в сфере ПОД/ФТЭ», – гласит Инструкция.


В июле 2018 года Нацбанк ввел особый режим банковского надзора в «Росинбанке», во время которого не только анализировалось качество управления банком и его платежеспособность, но и проводились мониторинг и контроль операций на местах. В банковском надзоре Нацбанка по законодательству допускается и проверка уже совершенных операций и сделок банка. Ситуация с миллионным кредитом и передачей уступки прав требования для юридического лица с «высоким риском» должна была заинтересовать проверяющих. Но и тут эта история ускользнула от внимания, как до этого и от финпола. Параллельно с этим Нацбанк – практически без тщательной проверки деятельности «Росинбанка» – выделил «Росинбанку» в августе кредит в 300 млн сомов для докапитализации в счет акций. К осени 2018 года руководство и акционеры «Росинбанка» не выполнили предложенного ими же Плана по финансовому оздоровлению и банк не смог рассчитаться с кредитами, полученными для поддержания ликвидности у Нацбанка. Тогда Нацбанк переоформил на себя акции из залога, и стал держателем 71, 66% акций, продлив в «Росинбанке» банковский надзор. По словам Толкунбека Абдыгулова, который тогда возглавлял финансовый регулятор, проблемный банк решили под надзором «оздоровить» и выставить на торги уже в 2019 году.


В «оздоровление» вошла докапитализация «Росинбанка» на более чем в 700 млн сомов: к концу января 2019 года уставный капитал его составил 1 млрд 498,7 млн сомов. Проверка же операций и сделок проблемного банка в озвученное Абдыгуловым число мероприятий для оздоровления банка почему-то не вошла. В апреле 2019 года Нацбанк решает «влить» в «Росинбанк» еще 3 млрд сомов в его уставной капитал – уже под предлогом того, что банк останется под крылом государства и станет «специализированным банком», основным направлением деятельности которого будет «кредитование инфраструктуры, связи и жилищного строительства». О том, что необходимо провести анализ и проверку прежних операций и сделок банка, прежде чем вливать в него миллионы, речи в публичном пространстве опять же почему-то не шло.


В июле 2019 года руководство «АКИФ» еще раз обратилось в банк. В письме гендиректор Назира Кудайбергенова просила расторгнуть договор уступки права требования от «Росинбанка» к «Альфа Бесту» и восстановить банк в качестве кредитора.


«ОсОО «Фирма «АКИФ»» подтверждает наличие обязательств перед ОАО «Росинбанк» по кредитному договору, обеспеченному залогом в виде недвижимого имущества и в качестве должника готово обеспечить поступление платежей в банк», – говорилось в обращении.


Но банк проигнорировал предложение предпринимателей, основанное на решении суда и законодательстве.


Новая надежда


Осенью 2019 года «Росинбанк» официально стал банком «Керемет», и прошел перерегистрацию в Министерстве юстиции. «Керемет», как указано на сайте банка, является «правопреемником прав, активов и обязательств ОАО «Росинбанк»». Но точки в деле кредита для «АКИФа» так и не поставлено: проверка чистоты передачи его по уступке прав требования и выдачи кредита для его выкупа «Альфа Бесту» до сих пор не проанализирована внутри банка. Хотя прозрачность обеих операций и оспорена независимыми экспертами и судами. Инвесторы из «АКИФа» уже обращались в «Керемет» с просьбой разобраться в ситуации, но пока к консенсусу не пришли. Они придерживаются прежней позиции: законному кредитору, банку, они согласны вернуть долг по кредиту, а вот тем, кто якобы перекупил его, платить не будут.


«Все, чего мы хотим – разобраться в ситуации, погасить кредит перед банком и уже спокойно заниматься своим бизнесом», – заключает российский инвестор Сергей Фищенко, соучредитель «АКИФа».

Не смогли в компании достучаться и до Нацбанка в лице Толкунбека Абдыгулова, при котором произошел переход «Росинбанка» к Нацбанку и масштабные вливания в «Росинбанк» без тщательной проверки его работы и операций. В конце сентября 2021 года Абдыгулов ушел в отставку, его место занял Кубанычбек Боконтаев.


За это время историей с «Альфа Бестом» и его деятельностью с кредитом и «Росинбанком» уже интересовались в ГКНБ. На допросах весной 2018 года в ГКНБ Аспеков показал, что был фиктивным директором компании, а истинным руководителем был Кузекеев.


«…При беседе с ним Р.Кузекеев сообщил мне, что намеревается открыть фирму, и предложил мне стать генеральным директором. На его предложение я дал свое согласие, так как у меня с ним были хорошие и доверительные отношения, как я ранее показал. Название фирмы «Альфа Бест» придумали мы с ним, на вопрос, чем я буду заниматься и каким видом деятельности, он сообщил, что я ничем не буду заниматься, буду номинальным директором, всеми делами, связанными с ОсОО «Альфа Бест», будет заниматься он и его люди», – сказал он.

Эти же «люди» помогали оформлять документы и заниматься финансами, но вскоре Аспеков решил выйти из бизнеса, когда им начали интересоваться органы и финпол. Сам Кузекеев тоже побывал на допросе и признал, что «Альфа Бест» его идея, чтобы «заработать денежные средства и вывести мясной бизнес на должный уровень», да и миллион для банка нашел он.


«Половина суммы мои личные средства, а половину я занял у своих знакомых, друзей и байкешек, анкетные данные тех, у кого я брал, не могу показать, так как у нас такие были договоренности, и могут больше не дать. Хочу отметить, что сумма в 500 тысяч долларов США – не краденые и не криминальные деньги», – говорил Кузекеев.

Позже на допросах и судах его показания по части того, сколько и каких средств и из каких источников он вложил в покупку кредита через «Альфа Бест» и перекупку практически у себя же разнились. Что тоже должно было заинтересовать и представителей банка, и соответствующие органы. А во время одного из последних судов 18 октября 2021 года Кузекеев рассказал, что по сути деньги, которые он якобы отдал «Альфа Бесту» вернулись ему же. И банк-кредитор понес ущерб. Из 2 млн 400 тысяч долларов США, за якобы купленную услупку прав требования, по словам Кузекеева, «Альфа Бест» передал назад ему же 1 млн 740 тыс. долларов США. Еще по 50 тысяч долларов получили Аспеков и Сатаркулов, и 541 тысячу долларов получила Фарида Аблямитова. Эта женщина была связана с еще одним делом вокруг «АКИФа», с его попыткой рейдерского захвата, и имущество ее внука выступило в качестве обеспечения по кредиту от «Альфа Беста». Участие Аблямитовой и связь с ней отчасти и стала причиной того, что «АКИФ» не признал «Альфа Бест» кредитором. По закону, личность кредитора при переуступке прав требования важна для заемщика.


Предприниматели «АКИФа» и их юристы считают, что с учетом итогов многочисленных судов и международной экспертизы, Нацбанк должен присмотреться к ситуации, которая происходит в бывшем «Росинбанке», ныне «Керемете». В противном случае Кыргызстан ждет международный арбитраж: со стороны Фищенко, вложившегося в «АКИФ» и пострадавшего от не очень прозрачных действий банка, уже готовит соответствующий иск. Для Нацбанка иск к банку, 97, 45% акций которого он владеет, будет означать удар по репутации на мировом уровне.



Читайте также по этой теме:


Группа лиц. Кратко обо всех участниках рейдерского захвата ОсОО "Фирма Акиф"

 

GAR. Обзор судебных споров в мире

 

КР наблюдает

 

История цессий долга ОсОО "Фирма Акиф"

 


К другим статьям на antireider.net.




80 просмотров0 комментариев